2016-07-14
Брижит Бардо: «Центры реабилитации ластоногих – это прекрасно!»

Брижит Бардо – одна из самых красивых актрис и, пожалуй, самая известная защитница животных. В 1973 году она завершила карьеру в кинематографе, и с тех пор больше всего на свете ее волнует судьба братьев наших меньших, проблемы экологии, исчезновение редких видов. Ее фонд занимается созданием приютов и центров реабилитации по всему миру, призывает отказаться от натурального меха и варварской охоты на дельфинов и китов. А началось все с акции против убийства детенышей тюленя. Обо всем этом мадам Бардо рассказала в эксклюзивном интервью нашему сайту.

Я всегда любила животных, и всегда считала, что могу помочь им. Однажды я осознала, что они нуждаются во мне больше, чем кинематограф. Защитой животных я занимаюсь уже 43 года, и за это время ничего не поменялось, наоборот – ситуация только ухудшилась. Индустриализация, глобализация, развитие производств и тяжелая промышленность увеличили потребление продуктов животного происхождения человеком, лишая животных природной среды и естественных условий обитания. Это очень негуманно по отношению к ним.

Каждый отдельный вид животных является частью экологической цепочки, а доминирование человека нарушает этот естественный баланс, и, к сожалению, эта ситуация усугубляется по мере роста населения Земли. В природе все взаимосвязано, и надо понимать, что потеря каких-либо видов будет драматичной и для человека. Поэтому так важно сохранить исчезающие популяции.

Демонстрация против забоя бельков в Париже в 1977 году – моя первая акция, первый опыт борьбы против жесткого обращения с животными. Это было особенно трудно, потому что тогда у меня еще не было поддержки в лице моего фонда, была только я одна. Чтобы протестовать в одиночку, требуется мужество. Такое в моей жизни было не раз. Только я одна устроила скандал в Канаде, чтобы показать всему миру ужас этой массовой кровавой резни: убийств маленьких бельков и взрослых тюленей ради промысла. Мне пришлось ждать долгих 30 лет, чтобы Европейская комиссия на постоянной основе полностью запретила импорт продуктов из ластоногих на европейской территории.

Мне посчастливилось пообщаться с бельками, и это был ни с чем не сравнимый опыт. Я помню, как лежала на льду и прижимала к сердцу маленького детеныша тюленя. Сейчас, когда я рассказываю вам об этом, у меня на глаза наворачиваются слезы. Это волшебное и чистое чувство навсегда останется со мной.

Пол Уотсон, основатель Общества охраны морской фауны Sea Shepherd, назвал моим именем тримаран – очень быстрое судно, экипаж которого боролся против китобойного промысла. Мой фонд принимал участие в покупке этого тримарана. Наша с Полом борьба против жестокого убийства морских млекопитающих длилась 40 лет, и он не раз рисковал жизнью, защищая обитателей моря. Это самый решительный и храбрый человек, из всех кого я знаю. Я обожаю его!

Россия – очень большая страна, и, конечно, властям трудно эффективно контролировать каждый ее субъект, но я очень благодарна Владимиру Путину за его усилия по сохранению животных, которые находятся под угрозой вымирания. В частности, за то, что в 2009 он запретил охоту на бельков. Это начало большого дела. Я бы очень хотела поближе познакомиться с Россией, хотя наверно, уже слишком поздно... Мне очень близок русский темперамент, мне нравятся ваши традиции, танцы и русская музыка.

Я считаю, что очень важно создавать центры реабилитации диких животных, такие, как Центр сохранения и изучения морских млекопитающих в Петербурге. Это замечательно – люди спасают редких зверей, лечат и возвращают в естественную среду обитания! Браво! Просто прекрасно, что петербургский Водоканал поддерживает Фонд друзей балтийской нерпы. Спасибо ему за это. Ведь крупные компании очень редко заботятся о животных, помогают им.

Мой Фонд не получает никаких субсидий, государство не оказывает нам финансовой поддержки. Мы существуем исключительно за счет помощи людей, которые сегодня все чаще откликаются на наш призыв обратить внимание на проблемы экологии. Благодаря им Фонд имеет возможность продолжать свою деятельность. У нас есть крупные и постоянные жертвователи, но самый большой вклад вносят частные лица. А в самом начале, при основании Фонда, я отдала часть своего состояния, чтобы дело спасения животных обрело фундамент.

Я знаю, насколько важно для любой некоммерческой организации привлечь внимание прессы, общества, представителей власти и бизнеса. Я не могу дать никаких советов – думаю, каждый должен руководствоваться своим опытом и интуицией. Но я искренне благодарю и ценю тех, кто помогает животным, каким бы образом они это не делали.

Фото: La Fondation Brigitte Bardot.

Made on
Tilda